January 18th, 2013

СВОБОДА НЕ ДЛЯ ВСЯКОГО СЛОВА

Рентген для "пятой колонны"

Уходящий
год запомнился необыкновенной активностью оппозиции, ответной
активностью законотворцев и конфликтом между окружением бывшего и
"нового-старого" президента. Несмотря на постоянные заверения во время
предвыборной кампании о том, что между Медведевым и Путиным нет
противоречий, а есть лишь разный взгляд на вещи, полгода президентства
Путина показали, что противоречия присутствуют. И одним из симптомов
грядущего серьезного раскола (а трещина в политической вертикали уже
пошла, и она становится все больше) стала позиция по "шумным"
законопроектам...
Читать полностью

Прошедший год запомнился необыкновенной активностью оппозиции, ответной активностью законотворцев и конфликтом между окружением бывшего и «нового-старого» президента. Несмотря на постоянные заверения во времячко предвыборной кампании о том, что между Медведевым и Путиным нет противоречий, а есть только всяческий воззрение на вещи, полгода президентства Путина показали, что противоречия присутствуют.

И одним из симптомов грядущего серьезного раскола (а трещина в политической вертикали уже пошла, и становится все больше) стала точка зрения по жутко неоднозначным законопроектам. Одним из важнейших тут наряду с «законом Димы Яковлева» может сделаться закон об отмене срока давности для махинаций во время сделок по приватизации. Благодаря таким законам «пятая колонна» (или, по чрезвычайно мере, ее главные рупоры), подобно тому как намеренно собранная кругом фигуры Медведева за время его президенства, в настоящий момент проявляется, как под рентгеном.

Новый законопроект, касающийся отмены срока давности для преступлений, совершенных в сфере приватизации госимущества, готовится вписать на рассмотрение в Госдуму «единоросс» Илья Костунов. В действительный миг срок давности для подобных махинаций составляет единственный год, чем активно пользуются чиновники. По мнению Костунова, с принятием этого законопроекта будет ограничена практика, когда сделка «пряталась» на год, а ее участники по сути дела воровали государственное имущество.

Речь в данном случае идет, раньше всего, о продаже объектов имущества по заниженным ценам. Если более того не ходить далеко, в сторону уже ставших легендарными залоговых аукционов, в последние два-три месяца были обнародованы десятки фактов в разных ведомствах, связанных с реализацией имущества государства по ценам ниже рыночных в десятки раз. Закон, к сожалению для одних и к радости других, не имеет обратной силы, то есть приватизация «лихих 90-х» под его действо попадать не будет.

Несмотря на то, что даже Владимир Путин неоднократно говорил о том, что «приватизация 90-х не была честной», эту тему никто не рискует будоражить. И тот самый законопроект, возможно, будет одним из элементов, необходимых, чтобы «закрыть тему». Однако, задача приватизации и в текущее время остается актуальной – ибо теперешний премьер-министр Дмитрий Медведев вкупе со своим окружением в правительстве и бизнес-кругах не прекращает дискуссии о необходимости второй волны приватизации. А значит, принятие и реализация законопроекта должно стать серьезным ударом по «кружку либеральных фундаменталистов», которые реформируют экономику России уже 20 лет.

Вполне возможно, что и эту инициативу постигнет участь законопроекта о запрете на собственность и хранение финансовых активов чиновников за рубежом, тот, что депутаты хором отклонили немного месяцев назад. Больше значимо будет то, какую позицию по этому закону займут участники уже бывшего «тандема».

Иллюстрацией того, что позиции у них по ряду принципиальных вопросов различаются диаметрально, стал «закон Димы Яковлева», который нижняя палата приняла в трех чтениях и отправила на согласование в верхнюю палату парламента. Президент достаточно недвусмысленно высказался об этом законе, заявив, что «американская Фемида включила дурочку», и подчеркнул, что запрещено пускать такого унижения со стороны другого государства. В свою очередь, единый строй министров не поддержали этот законопроект, посреди них оказались Сергей Лавров, Дмитрий Ливанов, а ещё вице-премьер Ольга Голодец. Последняя даже написала сообщение с критикой, которое направила в администрацию президента, а позже Дмитрий Медведев признался, что он сам посоветовал это сделать.

Между тем, в «анти-Магнитском» законе о запрете на усыновление говорится значительно меньше, чем о запрете деятельности НКО с американским капиталом, о запрете лицам с американским гражданством заходить в общественные организации, участвующие в политике. Об этом, впрочем, правозащитники и прочие представители либеральной оппозиции почему-то не упоминают. Тут уместно будет напомнить, что идею о замене поправки Джэксона-Вэника актом, запрещающим членам «списка Магнитского» въезжать в США, «лоббировали» в американском конгрессе Борис Немцов и Гарри Каспаров.

Начиная с того момента, как Путин вступил в место президента, был инициирован и принят ряд законопроектов, которые окрестили борьбой с «пятой колонной». Например, закон «об иностранных агентах» вызвал настоящую истерику среди правозащитников, супротив нее выступал президентский совет по правам человека, либеральная оппозиция и члены общественных организаций. Все они называли настоящим оскорблением «клеймо иностранного агента», кричали о том, что вся их служба «только с целью блага России», что не мешало некоторым членам упомянутого СПЧ и лидерам общественных организаций колесить в США и на правах гражданина США обращаться к конгрессу с пожеланием «покарать кровавых тоталитаристов».

Еще одним шагом стало сворачивание деятельности Агентства США по международному развитию (USAID), что очень возмутило уже не только наших правозащитников, но даже госсекретаря США Хиллари Клинтон, которая заявила о том, что США найдут методика для организации финансовых потоков на реализацию своих проектов в России.

Вероятно, «анти-Магнитский» закон по своей логике призван стать ещё одним элементом в борьбе с пресловутой «пятой колонной» (во всяком случае, хочется верить, что она на самом деле идет). Из этой же серии может угодить законопроект об отмене срока давности махинаций с приватизацией. В этом плане, отчаянно любопытно, какую позицию займет президент Путин по этим законопроектам – подтвердит он родное охота полегоньку избавляться от саботажников внутри органов власти и политических сил влияния или только припугнет их, и все будет тянуться в проложенном русле.

Разговоры о «пятой колонне» в России не новы, они во многом были связаны с ельцинской эпохой и включались в эту категорию младореформаторы, олигархи, те части элит, которые получили огромные дивиденды от приватизации России и расчленения СССР. Количество из них растеряла близкое воздействие и капиталы, например, фильм-расследование о Борисе Березовском, который был недавно показан по телевидению, многие назвали иллюстрацией того, что один из самых влиятельных людей 90-х уже неспособен так агрессивно отставать свои интересы, как было раньше. Однако, по распространенному мнению, для либералов-реформаторов наступила настоящая оттепель во время четырехлетнего периода правления сочувствующего им Дмитрия Медведева. Президент не только дал карт-бланш на подготовку новой волны приватизации, реорганизации в армии, образовании, здравоохранении, которые приближали эти чувствительные отрасли к формату «открытого рынка», но и активно поддерживал их административно и информационно.

Вполне возможно, что Владимир Путин мог бы и не особенно направлять внимательность на то, чем занята «вторая половинка тандема», если бы в конце концов, не была затронута сфера его интересов. Покушение «Дворковича со товарищи» на приватизацию ТЭК, саботаж выполнения майских указов, постоянное оппонирование заявлениям и планам по реиндустриализации, интеграционным проектам на постсоветском пространстве, и многие другие моменты говорят о том, что либеральный клан готовится к наступлению и не очень-то собирается отходить перед «охранителями» позже «четырех тучных лет». И в этом плане, законопроекты против НКО, иностранных агентов, о приватизации могут стать лакмусовой бумажкой того, сколь конфликт между интересами окружения Путина и Медведева значителен, а кроме того того, сохраняется ли граница раскола между «силовиками» и «либералами» или обстановка усложняется.

Несмотря, что эти закононы не охватывают больших масс людей и во многом являются «проходными», они затрагивают принципиальные моменты в интересах Путина и Медведева, рассказал Накануне.RU политолог Сергей Черняховский:

При прочих равных, законопроект об отмене срока давности – в правильном направлении, хотя надо, конечно бы, его распространять на все, что было связано с 90-ми годами. Хотя, на мой взгляд, в жизни страны не это в текущий момент главное – это более или менее проходной закон. Нынче в Госдуме должны подвергать рассмотрению гораздо более значимый вопросительный мотив о скандале с захватом бабуринского университета (Российский государственный торгово-экономический университет, (РГТЭУ), – прим. Накануне.RU ). Мне кажется, что последствия это скандала будут шибко серьезными. Что касается приватизации, то более величавый законопроект готовит правовое управление президента о возврате контроля за приватизацией.

Не исключено, что этот законопроект станет своеобразным водоразделом между кланами Путина и Медведева, оттого что вопрос о приватизации – один из центральных для них вопросов. Кот наплакал удивительно, что такая болезненная реакция была на «закон Димы Яковлева», оттого что масштабность действия этого закона не весьма большая. С иной стороны, это снадобье для проамериканских СМИ навязать свою повестку дня, калякать не о том, что беспокоит людей, а о том, на чем они могут выказать некую, на их взгляд, неправильность действий России. Но, конечно, один из моментов, которые вызвали эту болезненную реакцию – США названа страной, в которой убивают детей безнаказанно. Это жуткий потрясение по имиджу. Этот удар попал крайне сильно, хотя, скорее всего, он не был продуман.

Не знаю, будет ли это реальная баталия с «пятой колонной», но будем надеяться, что это так. Во всяком случае, абсолютно очевидно, что эти вещи задевают и выявляют сильно многих.